Главная НОВОСТИ Фольклорно-этнографические изыскания ансамбля песни и танца «Ставрополье»

Фольклорно-этнографические изыскания ансамбля песни и танца «Ставрополье»
02.07.2012 14:32
Государственный казачий ансамбль песни и танца «Ставрополье» в особом представлении не нуждается. Этот замечательный, яркий, самобытный коллектив радует и земляков, и тысячи поклонников по всему свету своим поистине неповторимым творчеством. Не так давно все мы от души радовались очередному достижению «Ставрополья», получившего премию правительства страны за специальную просветительскую программу «Восхождение к истокам». И все же есть одна сторона деятельности ансамбля, почти неизвестная широкой публике. Речь о фольклорно-этнографических изысканиях, проводимых многие годы.



Сегодня об этом рассказывают главный хормейстер ансамбля Наталья Коржова и методист по фольклору Елена Толстокорова. Кстати, Наталья Алексеевна является членом комиссии минкульта СК по присвоению звания «Народный коллектив», хорошо знает многие фольклорные коллективы края, часто встречается с ними на проводимых фестивалях и конкурсах, что позволяет ей владеть всей картиной современного существования фольклора. В постоянном, тесном общении с жителями сел и станиц края и Елена Васильевна, регулярно выезжающая в экспедиции по поиску нового материала.

– Наблюдаемый в последние десятилетия активный процесс освоения фольклора многими творческими коллективами меня лично наводил на мысль, что уже давным-давно все настолько изучено, записано, зафиксировано, что более и искать нечего. Или все-таки что-то еще находите?

Н. К.: Конечно! Экспедиции проводим регулярно, ведь ансамбль должен постоянно черпать свежий материал, подпитываться живыми соками фольклора. На основе которых мы составляем свои программы, пропагандируя народную культуру прежде всего родного Ставрополья. Кстати, и народ с пониманием к этому относится. Например, после концерта в ст. Лысогорской Предгорного района подошла жительница станицы Наталья Жердева, руководитель местного хорового коллектива «Родники народные», с пожеланием, чтобы в программе ансамбля были песни и этой станицы. Договорились снова приехать к ним специальной экспедицией, и вскоре Елена Васильевна там побывала.

Е. Т.: Н. Жердева собрала замечательный состав. Знаете, там люди не могут не петь – даже в поле встреча с песней происходит самым естественным образом. Но вот те бабушки, кто стоял у истоков этого хора, уже ушли, а они пели в своей традиции – настоящих терских казаков. Наталья Анатольевна постаралась запомнить все эти песни и манеру их исполнения. Теперь уже новое поколение исполнительниц старается сохранить все это.

– Вы обратили внимание на какие-то особенности их пения? Есть что-то свое – в содержании или по мелодике?

Е. Т.: Да, терская манера отличается. Это объясняется тем, что, собственно, жители станицы – переселенцы из числа донских казаков, приписанных к Терскому войску, соседствовали с выходцами с Украины, здесь десятилетиями шло естественное взаимопроникновение культур, результат чего мы сегодня наблюдаем в уже оформившемся виде. Много украинских песен, но исполняемых на русском языке, с редкими включениями собственно украинских слов.

Н. К.: Для сравнения можно привести Апанасенковский район, где шло плотное заселение из Полтавской губернии, и там, конечно, преобладают украинские песни. Но там, наоборот, шло влияние окружающих казачьих поселений. Или возьмите село Бешпагир: на одной стороне улицы живут «хохлы», на другой – «кацапы», в обиходе много русских слов стало украинскими и наоборот. Нам в Донецке говорили: вы неправильно поете песни на украинском. А мы отвечаем, что не поем на украинском, а поем на «ставропольском». Причем в каждой ставропольской станице нередко есть собственный вариант той или иной песни. Вот и на этот раз Елена привезла новые версии. Вообще процесс сопоставления очень интересен! Помню поездки в Темнолесскую, Гофицкое, Зеленчукскую, Калиновское… Меня поразила Темнолесская, казалось бы, рядышком с городом, но там переселенцы с Хопра совершенно по-своему пели известную лирическую песню казаков «Да вот томно мне»: идет переменный лад, мажор и минор накладываются, редкое сочетание, да еще к тому горские нотки слышатся…

Е. Т.: Такие «смешанные» напевы характерны для всех казаков – и терских, и кубанских.

– Видимо, казакам горские мелодии нравились…

Н. К.: Очень нравились! У нас столько казачьих терских лезгинок…

Е. Т. : Они же постоянно взаимодействовали, воевали, торговали, некоторые горцы переходили на службу в казачьи войска.

Н. К.: Это началось еще во времена Ивана Грозного, когда многие горские князья на его стороне служили, процесс общения шел, часто пели вместе, танцевали, заимствовали друг у друга движения и мелодии… В маленькой станице Старощедриновской (Чечня) записали «Ой, Дуся, ой, Маруся», в основе – казак приглашает девушку на танец, а мелодия звучит – лезгинка! Или взять частушки «На Червленой были мы» – там тоже звучат ритмы лезгинки.

В Темнолесской мы записали необыкновенной красоты песню «Проснется день красы моей», она бытует во многих казачьих станицах, но автор текста не кто иной, как лорд Байрон! Да-да, его стихи в переводе Михаила Лермонтова. А казаки были люди грамотные, и им этот текст настолько пришелся по душе, что появилась песня, которая в разных станицах звучала по-разному. Так, в Баклановской Изобильненского района фольклорный коллектив один из лучших в крае, четко соблюдающий традиции. Местные бабушки нам заявляют: «А вы нашу песню не так «играли»!

– А в недавних экспедициях вы что-то взяли для своего репертуара?

Н. К.: Конечно, сейчас работаем над этим материалом.

Е. Т.: Но обработка потребуется серьезная. Пока нельзя точно сказать, какую именно песню возьмемся осваивать.

Н. К.: Возможно, «Уж вы горы мои» станицы Лысогорской, хотя у нас уже набралось почти десяток разных ее вариантов – из Баклановской, Червленой, Расшеватской, Орхонской (Северная Осетия). Все эти «Горы» мы прослушаем не один раз, чтобы взять лучшее.

Е. Т.: Важно сохранить традицию. Варианты отличаются в основном напевами, мелодикой, сочетанием голосов, диапазоном, запевом. Есть более мягкий, постепенный распев, есть более активный, призывный… Скорее всего, возьмем вариант более яркий, эмоционально выразительный

Н. К.: Эта работа не одного дня. Так, для композиции «Проводы казака в армию» материал собирался год, набралось по теме около 50 песен. Вступительную песню женская группа должна была начинать рассказом о предстоящем уходе казака на службу. А для казаков это был торжественный момент в жизни. Пробовали с хором вариантов десять, не меньше, и все кажется и то, и не то! У нас ребята в хоре очень чуткие к таким нюансам. Но когда запели «Как вставало утро раннее», все дружно сказали: «Вот то, что нужно!». Мы ее привезли из Минераловодского района, а откуда она туда пришла, теперь уже сказать трудно…

– А есть профессиональное ощущение, что из «добычи» последних поездок тоже может получиться новый хореографический спектакль?

Н. К.: Думаем о композиции свадебного обряда, чтобы представить и эту сторону жизни казачества. Нюанс в том, что, если делать его чисто этнографическим, это не всем будет интересно, наша задача – показать изюминки фольклора в сжатой форме, привлекательные для широкой публики. Свадебных обрядов красивых очень много. Например, в Александрии Благодарненского района местный ансамбль сохранил все-все: мы смотрели в восхищении. Но в концертном варианте это будет выглядеть тяжеловато.

Е. Т.: В таких праздничных церемониях и обрядах у казаков всегда было развито семейное ансамблевое пение на дому. Яркий современный пример – супруги Дроновы и Черкашины в Григорополисской. Как нам Нина и Владимир Черкашины играли традиционную пляску «Бешеная»! Нигде такой больше не слышала…

– Кажется, в наше время это уходит. Новые формы культурного общения, телевидение, Интернет не заглушат ли фольклор?

Е. Т.: К сожалению, молодежь уже не так увлечена народным пением, и нам нужно прилагать все усилия, чтобы сохранить уникальные, неповторимые образцы народной культуры.

Н. К.: А с другой стороны, видна и тенденция возвращения, например, все чаще люди хотят на свадьбе что-то старинное услышать. Как в церковь потянулись, так и к фольклору… Ведь в селе и сегодня свадебная церемония длится целых полтора часа, не то что в городском загсе – за семь минут управляются… Но свадебные – на поверхности, они еще близки нам. А есть такие, что где-то в глубине народной жизни остаются, звучат, за ними и выезжаем.

Е. Т.: Бывает, в одно и то же село приходится съездить не раз и не два, чтобы наконец докопаться до желаемого, они ведь все сразу не отдают!..

– Почти как археологи, слой за слоем снимаете, пока не найдете «золотой» раритет…

Н. К.: К счастью, сегодня много подвижников, которые народные песни подают в современной обработке «джаз-фольк-рок», и это тоже имеет право на жизнь. Но, чтобы это было, надо сначала отыскать вот этот самый «фольк»… Настоящий.

– Признаться, иногда от всяческих современных псевдо-народных имитаций начинает, извините, подташнивать…

Н. К.: Бывает. Но немало и удач, вот профессор МГУ Евгения Зосимова с ансамблем «Карагод» делают великолепные обработки. Приучать надо публику. А в станицах наших есть еще чему учиться.

Е. Т.: Убедились в этом в той же Лысогорской. Даже когда местные певуньи импровизируют, все это не с потолка, а по четко ведомым им законам. У них традиция буквально в крови.

Н. К.: Они могут песню так разложить по голосам – нам и не снилось! Потому что мы – обученные, а они с этим родились и прожили жизнь.

– В глазах публики ансамбль «Ставрополье» больше представляется танцующим. Это даже на афишах прослеживается. Насколько гармонично сочетаются танец и песня?

Н. К.: 25 лет это действительно был ансамбль танца. Таким его создавал Анатолий Брунилин. Вокальное трио пело, заполняя паузу, давая возможность балету сменить костюмы и передохнуть… Потом встала задача создать хор с равноценными правами в коллективе. Сложно было собрать репертуар, чтобы яркие балетные номера не заглушали хоровые. Ранее такого коллектива в крае никогда не было. К тому же соседние Кубань и Дон успели забрать лучшие песни ставропольские! Они поют «По- над лесом лежит шлях-дорожка», а песня наша, из Григорополисской, «Не с-под тучушки ветерочки дуют» – песня гребенских казаков станицы Марьинской… То есть репертуар наш подрастащили соседи. Но все-таки и нам хватает тех изюминок, которые удается разыскать. Прекрасная композиция получилась после экспедиции в Левокумский район, к некрасовским казакам.

Е. Т.: Скажу больше, у нас получается репертуар ближе к традициям – ведь казаки никогда не пели большим хором! Это уже современные сценические варианты. А в действительности у казаков в каждой сотне был свой небольшой песенный коллектив, и развито было главным образом именно мужское войсковое пение. По манере исполнения близкое к церковному, потому что все они были верующие и пели в церковных хорах. И там, и там выстраивалась гармоническая вертикаль…

Н. К.: Тем народная музыка и замечательна. Иногда говорят: ой, это гармонически неправильно написано, хоть и красиво… Кажется, что у народной музыки нет никакой логики. А логика есть, но она – своя. Возьмите глубочайшую по своей философии песню «Куда летишь, кукушечка» станицы Червленой: сколько там заложено мудрого отношения казака к жизни и смерти. Он ведь понимал, что завтра может погибнуть в бою…

– Сейчас уже не скажешь, что вокалисты заполняют паузы между танцами?

Н. К.: Нет! Работаем на равных. Есть чередующиеся номера, а есть и общие вокально-хореографические композиции. И артистам это нравится. Спрос на пение есть и за рубежом. Во Франции любят казачьи песни, однажды заказали нам исполнить «казачий вальс», – оказалось, так они для себя назвали «Степь да степь кругом»… А «Подмосковные вечера» мы на французском поем. Есть рождественская программа на немецком языке: принимали отлично, пели с нами. Америка, Канада, Польша очень восприимчивы к нашему пению. А уж у себя в крае и говорить нечего.

– Экспедиции еще планируете?

Н. К.: Хотим поехать в Старопавловскую, там нас ждут, есть много своего интересного. И в Баклановскую надо съездить, и в Пелагиаду… А вообще запасы такие, что за материалом теперь уже к нам обращаются, помогаем фольклорным коллективам края, проводим мастер-классы. Постепенно панорама ставропольского фольклора расширяется, расцветает новыми красками.

Публикуется с разрешения автора статьи Натальи Быковой – редактора отдела культуры и образования газеты «Ставропольская правда».

Фото: Эдуарда Корниенко